Главная \ Выигранные дела \ Решение суда о признании утратившим право пользования жилым помещением

Решение суда о признании утратившим право пользования жилым помещением

Решение суда о признании утратившим право пользования жилым помещением

 

 

 

дело №2-461/2020 (2-4777/2019)

РЕШЕНИЕ

                                                   ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Белгород                                                                                                                                                                                                                   04 февраля 2020 г.

Свердловский районный суд г. Белгорода в составе

судьи Каюкова Д.В.

с ведением протокола секретарём Князевой Н.А.

с участием

помощника прокурора г. Белгорода – Черниковой А.Ю.,

представителя истца – адвоката Россинского А.В. (удостоверение №, ордер №006086 от 15 января 2020 г., доверенность от 30 октября 2019 г.),

ответчика Б.А.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б.В.Ю. к Б.А.Ю. о признании утратившим право пользования жилым помещением,

УСТАНОВИЛ:

Б.В.Ю. является собственником квартиры <адрес>в г. Белгороде.

В квартире зарегистрирован, но не проживает её брат - Б.А.Ю.

Дело возбуждено по иску собственника квартиры, поданному 24 декабря 2019 г., в котором истец, ссылаясь на приведенные выше обстоятельства, отсутствие у ответчика прав на квартиру, требовал признать ответчика утратившим право пользования квартирой.

В судебное заседание истец, извещённый надлежащим образом, не явился. Его представитель поддержал заявленные требования по изложенным основаниям.

Ответчик возражал против удовлетворения иска. Сослался на сохранение им права пользования квартирой вследствие его отказа от приватизации квартиры в пользу родителей, наличие регистрации, личных вещей и заинтересованности в квартире, отсутствие с его стороны нарушений прав истца на квартиру.

Помощник прокурора г. Белгорода полагал, что иск подлежит удовлетворению.

Суд удовлетворяет иск.

Собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением (п. 1 ст. 288 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее – ГК Российской Федерации, ч. 1 ст. 30 Жилищного кодекса Российской Федерации, далее – ЖК Российской Федерации).

Гражданин - собственник жилого помещения может использовать его для личного проживания и проживания членов его семьи. Жилые помещения могут сдаваться их собственниками для проживания иным лицам на основании договора найма, договора безвозмездного пользования или на ином законном основании (п. 2 ст. 188 ГК Российской Федерации, ч. 2 ст. 30 ЖК Российской Федерации).

Члены семьи собственника, проживающие в принадлежащем ему жилом помещении, имеют право пользования этим помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством (п. 1 ст. 292 ГК Российской Федерации).

К членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

Члены семьи собственника жилого помещения имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи (ч.ч. 1, 2 ст. 31 ЖК Российской Федерации).

Собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (ст. 304 ГК Российской Федерации).

Судом установлены следующие обстоятельства.

Выпиской из Единого государственного реестра недвижимости подтверждено, что упомянутая квартира находится в собственности истца. Его право собственности на квартиру было зарегистрировано ДД.ММ.ГГГГ г.

Обременения права истца на жилое помещение в пользу ответчика, наличие правопритязаний ответчика на это жилое помещение не зарегистрированы.

Доказательства недействительности права собственности истца на жилое помещение либо его оспаривания в настоящее время не предъявлены.

Обстоятельства, свидетельствующие о сохранении за ответчиком права пользования квартирой истца в силу закона, соглашения с истцом или решения суда, не установлены, доказательства в их подтверждение не представлены.

Из материалов реестрового дела следует, что по договору от ДД.ММ.ГГГГ г. супруги Б.Ю.Л. и Б.В.Б. безвозмездно приобрели квартиру в совместную собственность в равных долях в порядке приватизации на состав семьи из 2-х человек.

Со смертью Б.Ю.Л. ДД.ММ.ГГГГ г. открылось наследство на принадлежавшую ему <данные изъяты> долю в праве собственности на квартиру. Его наследство в равных долях (по <данные изъяты> доле) в порядке наследования по закону приняли Б.В.Б. и дети - истец и ответчик. Каждый наследник в таком порядке приобрёл право собственности на <данные изъяты> долю в праве долевой собственности на квартиру, а квартира перешла в долевую собственность Б.В.Б. (<данные изъяты> доли в праве), истца (<данные изъяты> доля в праве) и ответчика (<данные изъяты> доля в праве).

Со смертью Б.В.Б. ДД.ММ.ГГГГ г. открылось наследство на принадлежавшие ей <данные изъяты> доли в праве собственности на квартиру. Её наследство в порядке наследования по завещанию принял истец. Участниками долевой собственности на квартиру остались истец (<данные изъяты> долей в праве) и ответчик (<данные изъяты> доля в праве).

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода от 18 января 2019 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 21 мая 2019 г., принадлежащая ответчику <данные изъяты> доля в праве долевой собственности на квартиру признана незначительной. На истца была возложена обязанность выплатить ответчику денежную компенсацию стоимости этой доли в размере <данные изъяты> руб., с получением которой ответчик утрачивает право на эту долю, а истец приобретает право собственности на эту же долю.

Из указанных судебных актов и объяснений ответчика следует, что ответчик в квартире не проживает с 2011 г., хранит в ней личное имущество, бремя содержания квартиры не несёт, имеет иное постоянное место жительства (квартиру в собственности), присужденную ему компенсацию он получил в январе 2020 г. Судебными инстанциями также сделан вывод о том, что сохранение за ответчиком права пользования квартирой повлечёт нарушение прав истца.

Довод ответчика о сохранении права пользования квартирой вследствие его отказа от приватизации квартиры в пользу родителей не основан на доказательствах, а сама по себе ссылка на это обстоятельство не исключает удовлетворения иска.

Нормами ст. 31 ЖК Российской Федерации регламентируются права и обязанности тех граждан, которые проживают совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении.

Следовательно, в случае выезда в другое место жительства право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника, в котором он проживал вместе с собственником жилого помещения, может быть прекращено независимо от того, что в момент приватизации спорного жилого помещения бывший член семьи собственника жилого помещения имел равное право пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим.

Правовые последствия отсутствия бывших членов семьи собственника жилого помещения в жилом помещении по причине выезда из него ЖК Российской Федерации не регламентирует.

Исходя из аналогии закона (ст. 7 ЖК Российской Федерации) к ситуации, связанной с выездом из жилого помещения бывших членов семьи собственника, подлежат применению нормы ст. 83 ЖК Российской Федерации.

При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о добровольном выезде лица из жилого помещения в другое место жительства и об отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением, а также о его отказе в одностороннем порядке от прав и обязанностей в отношении жилого помещения, иск о признании такого лица утратившим право на жилое помещение подлежит удовлетворению.

Истец в обоснование искового требования ссылался на то, что ответчик не проживает в квартире, не несёт бремени её содержания. Ответчик не опроверг эти обстоятельства, подтвердил факт своего длительного постоянного проживания с семьёй в другом месте, не представил доказательств в подтверждение создания ему препятствий в пользовании квартирой или наличия существенного интереса к использованию этой квартиры для своего проживания.

При установленных обстоятельствах ссылка ответчика на нормы ст. 31 ЖК Российской Федерации не влечёт сохранения за ним права пользования квартирой.

Регистрация ответчика в квартире сама по себе не порождает возникновение у него права пользования этим жилым помещением (ст. 3 Закона Российской Федерации «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации).

Учитывая право истца как собственника на беспрепятственное владение, пользование и распоряжение своим имуществом, на несение только необходимых и обоснованных расходов на содержание этого имущества, суд приходит к выводу о прекращении права ответчика пользоваться квартирой истца.

Оснований для иных выводов по существу спора, в том числе с учётом иных доводов ответчика, не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

Иск Б.В.Ю. удовлетворить.

Прекратить право Б.А.Ю. пользоваться квартирой <адрес> в г. Белгороде.

Взыскать с Б.А.Ю. в пользу Б.В.Ю. возмещение расходов на уплату государственной пошлины за подачу иска – 300 руб.

Решение может быть обжаловано в судебную коллегию по гражданским делам Белгородского областного суда путём подачи через Свердловский районный суд г. Белгорода апелляционной жалобы в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Судья

Решение изготовлено в окончательной форме 14 февраля 2020 г.

Теги пользование судебная практика жилое помещение признание утратившим право пользования