Главная \ Выигранные дела \ Арбитражный суд г. Москвы. Задолженность перед банком по договору цессии

Арбитражный суд г. Москвы. Задолженность перед банком по договору цессии

Арбитражный суд г. Москвы. Задолженность перед банком по договору цессии

В данном разделе Вы можете ознакомиться с делом, рассмотренным Арбитражным судом города Москвы. Россинский Александр Владимирович представлял интересы банка.

Арбитражный суд взыскал с  общества с ограниченной ответственностью «Юна» в пользу коммерческого банка «ГЕНБАНК» (открытое акционерное общество) задолженность в размере 8 622 524 руб. 59 коп. (восемь миллионов шестьсот двадцать две тысячи пятьсот двадцать четыре рубля пятьдесят девять копеек).

_______________________________________________________________________________________________

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ

115191, г.Москва, ул. Большая Тульская, д. 17

http://www.msk.arbitr.ru

РЕШЕНИЕ

г. Москва                                                                                                                               Дело № А40-18152/10-98-160

20.07.2010

Решение в полном объеме изготовлено 20.07.2010

Арбитражный суд г. Москвы в составе:

судьи Котельникова Д.В.

при ведении протокола судьей Котельниковым Д.В.

рассмотрев в судебном заседании дело

по иску КБ «ГЕНБАНК» (ООО)

к ООО «Юна»

о взыскании 8 622 524,59 руб.

и встречному иску ООО «Юна»

к КБ «ГЕНБАНК» (ООО)

о применении последствий ничтожной сделки

при участии:

от КБ «ГЕНБАНК (ООО): Россинского А.В., дов. от 10.02.2010

от ООО «Юна»: Новикова В.Е., дов. от 03.12.2009

У С Т А Н О В И Л:

Коммерческий банк «ГЕНБАНК» (открытое акционерное общество) (далее – банк, цедент) обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о взыскании с общества с ограниченной ответственностью «Юна» (далее – общество, цессионарий) задолженности по договору цессии от 31.10.2008 (т.1 л.д.9-15) в размере 8 622 524,59 руб.

В обоснование заявленных требований истец указал, что ответчик не оплатил в установленном порядке и сроки полученные по договору права требования к Московскому коммерческому банку «Евразия-Центр» (закрытое акционерное общество) (далее – должник).

Ответчик исковые требования не признал по доводам отзыва (т.1 л.д.28-29) и обратился со встречным иском (т.1 л.д.58-59) о применении последствий недействительности ничтожной сделки, указав, что на момент заключения договора зачет требований с МКБ «Евразия-ЦЕНТР» (ЗАО) был невозможен по причине отзыва лицензии на ведение банковских операций, и задолженность перед указанным банком ответчиком погашена в полном объеме, в связи с чем обязательства по оплате полученных прав требований не наступили.

Банк по доводам встречного иска возразил (т.1 л.д.63-64), указав, что спорный договор цессии в полной мере соответствует закону, уступка прав произошла, что подтверждается процессуальным правопреемством в ходе рассмотрения дела № А40- 5903/08-10-411 (т.1 л.д.18-19), а именно: по иску к МКБ «Евразия-Центр» (ЗАО) банк был заменен на цессионария.

Исследовав представленные в материалы дела доказательства, выслушав доводы представителей сторон, суд считает заявленные требования банка подлежащими удовлетворению, а требования общества не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно заключенному договору цессии от 31.10.2008 (т.1 л.д.9-14), банк передал ООО «Юна» права требования к МКБ «Евразия-Центр» (ЗАО), возникшие из Генерального соглашения от 12.10.2007 № 1210/МКБ, в размере 14 370 874,31 руб., из которых 14 000 000 руб. сумма основного долга и 370 874,31 руб. сумма неустойки, по стоимости 8 622 524,59 руб. (п.2.1 договора), которые цессионарий обязывался оплатить в течение 3 рабочих дней, следующих за днем принятия Должником зачета встречных однородных требований цессионария и должника в соответствии со ст.410 ГК РФ.

Документы, подтверждающие наличие прав требований банка к должнику в порядке ст.385 ГК РФ переданы банком цессионарию по Акту приема-передачи от 31.10.2008 (т.1 л.д.16).

Цессионарием заявление о зачете встречных однородных требований от 31.10.2008 передано должнику 01.11.2008 (т.1 л.д.25). Согласно письму Агентства страхования вкладов от 29.01.2009 № 03/1886 (т.1 л.д.47), обществу в проведении зачета было отказано вследствие отзыва у должника лицензии и признания его банкротом решением суда от 03.12.2008 (т.1 л.д.49-50), в связи с чем цессионарием задолженность перед МКБ «Евразия-Центр» (ЗАО) была погашена денежными средствами (т.1 л.д.30-38).

В то же время решением Арбитражного суда г. Москвы по делу № А40-59037/08-10- 411 от 29.12.2008 (т.1 л.д.18-19) по иску КБ «Генбанк» к ЗАО МКБ «Евразия-Центр» задолженность в размере 14 345 628,41 руб. взыскана в пользу ООО «Юна» вследствие замены истца в порядке ст.48 АПК РФ в связи с заключением спорного договора.

Таким образом, обстоятельства и последствия уступки права установлены вступившем в законную силу решением Арбитражного суда г. Москвы по ранее рассмотренному делу с участием цессионария и цедента.

Факт отказа в проведении зачета встречных однородных требований в связи с отзывом у должника лицензии на ведение банковских операций не свидетельствует о ничтожности договора, поскольку договор может быть признан недействительным по основаниям, указанным в ст.ст.168-179 ГК РФ.

При этом действительность самого договора не зависит от наступивших обстоятельств и осуществленных сторонами действий после заключения договора цессии, а равно действительности самого уступленного права требования – защита прав заинтересованной (потерпевшей) стороны по указанным фактам производится в порядке ст.ст.390, 450-453 ГК РФ. Следовательно, законность и действительность уступки права, осуществленной в порядке и условиях ст.ст.382-390 ГК РФ, не поставлено в зависимость от законности проведения либо отказа в проведении должником зачета требований нового кредитора.

Таким образом, недостижимость заявленной сторонами цели уступки прав в виде проведения новым кредитором зачета с должником встречных однородных требований вследствие отзыва у последнего лицензии на ведение банковских операций до заключения спорного договора не является основанием для признания договора недействительным, поскольку рассмотрение вопроса исполнимости либо неисполнимости того или иного диспозитивного условия сделки не предрешает вопрос согласованности (заключенности) и законности такого условия в частности и сделки в целом.

При этом суд учитывает, что условия спорного договора в силу п.3 ст.308 и п.2 ст.382 ГК РФ не порождают у должника безусловной обязанности по проведению зачета встречных однородных требований нового кредитора в нарушение требований действующего законодательства.

В связи с изложенным, на основании ст.431 ГК РФ, а также исходя из положений п.3.2.3-3.2.4, 2.2 и 1.4 договора, суд приходит к выводу о том, что направление цессионарием должнику заявления о зачете является особым условием спорного договора в части определения момента возникновения у цессионария обязательства перед цедентом по 3 оплате полученного требования – в течение 3 рабочих дней, следующих за днем принятия должником зачета встречных однородных требований.

Принимая во внимание, что согласно ст.410 ГК РФ, зачет производится на основании заявления одной из сторон, то есть в безакцептном порядке, и при этом положениями п.1.4 договора банк по существу принял на себя в порядке ст.390 ГК РФ поручительство за должника при условии отказа в проведении зачета в виде обязательства возвратить полученную за уступленные права требования денежные средства в случае отказа (невозможности) проведения зачета, а положениями п.3.2.3 договора цессионарий обязывался направить должнику заявление о зачете, суд приходит к выводу о том, что условие п.2.2 договора «…принятие должником зачета встречных однородных требований…» означает именно обстоятельство направления заявления о зачете, а не последующие действия должника в отношении поступившего заявления нового кредитора. Поскольку цессионарием в ходе рассмотрения дела не представлено доказательств наличия обстоятельств, предусмотренных ст.ст.168-179 ГК РФ, а ссылка на положения Федерального закона от 25.02.1999 № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» относится не к предмету и/или условиям спорного договора, а исключительно к последствиям его заключения и только в части обоснования неисполнимости зачета, суд не усматривает обстоятельств ничтожности Договора цессии (об уступке права требования) от 31.10.2008.

Принимая во внимание изложенное выше, а также учитывая положения п.2 ст.167 ГК РФ о том, что при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, суд требования цессионария «о применении последствий ничтожности сделки в виде признания обязательств ООО «Юна» в размере 8 622 524,59 руб., вытекающие из п.2.1 договора цессии от 31.10.2008 – не возникшими» считает не подлежащими удовлетворению. Принимая во внимание изложенное выше толкование взаимосвязанных положений пунктов 3.2.3-3.2.4, 2.2 и 1.4 договора цессии, подтверждение обстоятельства обращения цессионария к должнику с заявлением о зачете встречных однородных требований и отсутствие доказательств оплаты уступленного требования к должнику, а также направления обществом банку требования о возврате стоимости полученных прав требования и/или возврата документов, подтверждающих права требования, суд отклоняет ссылку общества на наличие обстоятельств, предусмотренных п.1.4 спорного договора как основание освобождения от обязанности оплатить полученные и не возвращенные права требования.

В дополнение к изложенному суд принимает во внимание, что иное толкование взаимосвязанных положений спорного договора влечет за собой безусловное предоставление цессионарию возможности уклонения на неограниченный период времени от исполнения обязательства по оплате полученных прав требований без их возврата цеденту и фактической невозможности цедента истребовать у цессионария оплату за переданные права требования либо уступленные права обратно без компенсации как неоплаченные (п.1 ст.10 ГК РФ).

Довод общества о наличии письма банка от 01.11.2008 (т.1 л.д.42), согласно которому банк гарантировал заключение с обществом кредитного договора на сумму 8 662 524,58 руб. под 15% годовых сроком на 1 год, не имеет для рассмотрения настоящего дела правового значения, так как обществом не представлено доказательств обращения к банку с требованием о выдаче кредита и приложением всех необходимых для получения кредита документов.

При этом суд отмечает, что даже расценивая гарантийное письмо как предварительный договор кредита, от заключения которого в силу ст.429 ГК РФ стороны не могут уклониться, на момент обращения банка с иском, срок возврата кредита должен был истечь.

Госпошлина распределяется в соответствии со ст. 110 АПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 65, 110, 167-171, 176 АПК РФ и ст.ст.10, 12, 165-179, 309-310, 3382-390, 420-431, 450-453 ГК РФ, суд

РЕШИЛ:

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Юна» в пользу коммерческого банка «ГЕНБАНК» (открытое акционерное общество) задолженность в размере 8 622 524 руб. 59 коп. (восемь миллионов шестьсот двадцать две тысячи пятьсот двадцать четыре рубля пятьдесят девять копеек).

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Юна» в пользу коммерческого банка «ГЕНБАНК» (открытое акционерное общество) 54 612 руб. 62 коп. (пятьдесят четыре тысячи шестьсот двенадцать рублей шестьдесят две копейки) расходов по госпошлине.

Отказать обществу с ограниченной ответственностью «Юна» в удовлетворении встречного иска к коммерческому банку «ГЕНБАНК» (открытое акционерное общество) о применении последствий ничтожности сделки в виде признания обязательств ООО «Юна» в размере 8 622 524,59 руб., вытекающие из п.2.1 договора цессии от 31.10.2008 – не возникшими.

Решение может быть обжаловано в Девятый арбитражный апелляционный суд в месячный срок после принятия решения.

Судья Д.В. Котельни